С ней и без нее (2004) - Rene Sens

Go to content

Main menu:

С ней и без нее (2004)

Literature (in Russian) > Драматургия
Психологическая драма в двух действиях

Действующие лица:

Альбер Пине, молодой человек
Кристин Лувуа, молодая девушка
Софи Карно, советник министра
Луиза Мильеран, жена Поля
Поль Мильеран, муж Луизы
Анри Лаваль, журналист
Полковник Годар, бывший шеф французской военной контрразведки в Алжире, руководитель отдела разведки и боевых операций ОАС («Секретная вооруженная организация»)
Мама Альбера
Друг Альбера
Незнакомец
Официант
Сержант
Сестра Милосердия
Мужчина в черной одежде
Женщина в черной одежде
Певец

Действие первое

Сцена первая

Одна из комнат дома журналиста Анри Лаваля.
Посередине сцены стоит стол с разбросанным на нем множеством листов исписанной бумаги. Наверху одной из кучек этих листов стоит настольная лампа и часы. Сбоку (с левой стороны стола) сидит сам Анри Лаваль (красивый молодой человек). Он выглядит не выспавшимся: непонятно, то ли он рано встал, то ли он, вообще, не ложился спать. Он одет в халат. Анри берет один за другим листы и что-то в них подчеркивает карандашом. Эта работа, по-видимому, его чрезвычайно увлекает.
Неожиданно раздается звонок в дверь.
Анри вскидывает голову – звонок повторяется. Он протягивает руку к часам, смотрит на них с непонимающим видом. Также недоуменно встает, на ходу надевает тапочки, проводит ладонью по прическе и идет к входной двери (направо), исчезая, таким образом, со сцены.
Через несколько мгновений раздается звук выстрела. В тот же момент сцена освещается красным светом. Еще через несколько секунд свет гаснет.
Вслед за этим, после небольшой паузы, со стороны входной двери раздаются чьи-то шаги. Кто-то идет по сцене, видимо направляясь к письменному столу журналиста.
Включается красный свет. На сцене – никого. Свет гаснет.
Слышно, как кто-то перебирает листы на столе, а затем уходит обратно к входной двери.
Включается красный свет. На сцене опять никого. Свет гаснет.

Сцена вторая

В темноте тихо начинают играть тамтамы. Сначала их ритм медленен, однако затем он ускоряется, причем к игре подключается все большее количество тамтамов. Во время начального медленного ритма на сцене один за другим зажигаются маленькие огоньки, которые затем под бой тамтамов начинают совершать ритмические движения. Все это продолжается не больше минуты после чего, в момент кульминации, зажигается свет, и на сцене появляется Певец. Тамтамы утихают, вместо них начинает играть музыка, и Певец начинает петь. Позади него двигается под музыку пара: молодой человек и молодая девушка.
После окончания песни, свет гаснет, Певец и танцевальная пара уходят со сцены.

Сцена третья

Пока на сцене темно, становится слышен специфический женский дикторский голос, и мы понимаем, что находимся на перроне какого-то французского вокзала, ибо женщина говорит по-французски. Зажигается свет.
Еще не видя никого на сцене, мы уже слышим, как какая-то женщина с истерическими нотками в голосе кричит: «Быстрее! Быстрее!»
На сцене (слева) появляются Луиза и Поль Мильеран. Им обоим не больше 30 лет. Одеты они аккуратно, но не слишком богато. Однако есть в них что-то такое, что невольно внушает симпатию.

Луиза (таща Поля за руку, в которой он несет один чемодан; другой чемодан у Поля в другой руке; у самой Луизы на руке висит легкая дамская сумочка). Господи, да быстрее же! Не видишь что ли, что мы опаздываем!

Поль молчит. На середине сцены они вдруг останавливаются.

Луиза (с испуганным выражением лица). А!.. А где билеты? Билеты! Мы их забыли! Я так и знала…
Поль (успокаивая Луизу). Да нет же. Они у меня здесь (пытаясь указать рукой на карман пиджака). Мой ангел, ты просто забыла…
Луиза (выхватывая билеты). Дай мне их сюда! (Кладет их в свою сумочку; обращаясь к Полю, недовольно, но без злости). Горе мое… Вечно ты все потеряешь! Вперед!

Они уходят со сцены (справа).
На сцене (слева) появляется Софи Карно. Ей около 30 лет. Она одета очень богато, выглядит согласно последним веяниям моды начала 60-х годов XX столетия. В одной ее руке небольшой саквояж, в другой – дамская сумочка. Софи выглядит чрезвычайно счастливой.
На середине сцены она останавливается, ставит саквояж и достает из сумочки фотографию. Некоторое время Софи смотрит на нее, затем подносит к губам и целует.

Софи (с невыразимой сладостью). Моя любовь, я уже еду к тебе!..

Она кладет фотографию обратно, берет саквояж и уходит со сцены (справа).
На сцене (слева) появляется Альбер Пине. Он одет в мужской костюм, от которого веет чем-то из эпохи Гротеска 30-х годов. Ему около 37 лет. Выражение лица его отсутствующее. Он сосредоточен, собран. В руках у него небольшой саквояж.
На середине сцены он останавливается, достает из внутреннего кармана пиджака фотографию и некоторое время разглядывает ее, как будто стараясь поточнее запомнить изображенное на ней.
Затем Альбер молча кладет фотографию обратно и уходит со сцены (справа).
Раздается гудок паровоза. Гаснет свет.

Сцена четвертая

Начиная с этой сцены и далее до конца действия (за очевидными исключениями) на фоне слышен стук колес поезда.
Свет зажигается. На сцене мы видим сдвоенное купе первого класса спального вагона. В воображаемом коридоре (слева) появляется Альбер Пине. Он проходит по коридору до своей половины купе (правая от зрителей) и заходит внутрь (двери купе, по понятным причинам, на сцене отсутствуют).
Альбер оглядывает купе, затем кладет свой саквояж на диван, открывает его и начинает перебирать вещи внутри него.
На сцене (слева) появляется Софи Карно. Она также идет по коридору и заходит уже в свою половину купе (левую от зрителей). Софи садится на диван, со счастливой улыбкой оглядывает купе, смотрит в окно, после чего резко встает. Улыбаясь, она снова оглядывается вокруг себя. Потом, наконец, решившись на какое-то конкретное действие, она кладет свою сумочку на стол, саквояж – на диван, открывает его и тоже начинает перебирать вещи.
Видимо увидев внутри саквояжа то, что она искала в первую очередь, Софи пытается вытащить ЭТО наружу. Но ОНО застряло. Тогда Софи изо всех сил начинает тянуть ЭТО на себя, упираясь одной ногой в саквояж. Неожиданно ОНО выскакивает из саквояжа, и Софи, по всем законам физики, летит спиной назад, открывая собой смежную дверь между двумя половинами купе, и приземляется прямо на спину Альберу.
Проявляя чудеса реакции, Альбер успевает развернуться и подхватить падающую Софи на руки.

Софи (тяжело дыша, тем не менее, с не сходящей улыбкой). Ох, простите! Мне так неловко. Понимаете, я… пыталась достать… это (приподнимает то, что находится у нее в руке), а оно застряло… в саквояже. И вот!..

Альбер стоит молча с непроницаемым выражением лица.

Софи. Боже мой! Я чувствую себя такой глупой… (Заражаясь новой мыслью, с беспокойством). Я вас не сильно собой ударила?
Альбер (отрывисто). Нет.
Софи (с вернувшейся улыбкой). Все-таки, наверное, не очень приятно, когда к вам на спину вот так вдруг ни с того, ни с сего падают люди. Я бы, на вашем месте, как минимум, дала бы пощечину такому нахалу.

Альбер все так же безучастно внимает болтовне Софи.

Софи (вздохнув). Но поймите меня правильно, я сегодня так счастлива. Так счастлива… (Игриво). И думаете, почему? А? (После паузы, с некоторой торжественностью в голосе). Я еду домой! В Париж! (Пауза). Понимаете? И это еще не все! Нет! Я еду в Париж, где я наконец-то увижу ЕГО… (Счастливо вздыхает). Я люблю!
Альбер (как ни странно, но его, похоже, задевает эта тема). Любите?
Софи (ее счастью нет предела). Да, люблю! Боже! Я не видела его целую неделю! Вы представляете – неделю! Вся эта работа, эти бесконечные разъезды! Как мне все это надоело! И вот, наконец, я, ценой пропущенного банкета, выпросив себе разрешение уехать на день раньше, мчусь к НЕМУ.
Альбер (с интересом, который трудно ожидать от подобного человека). И ОН вас любит?
Софи. Еще бы! ОН такой, такой… Я просто не нахожу слов!.. И в то же время ОН такой ребенок. Я все время думаю, ну что бы ОН делал без меня.
Альбер (задумчиво). Да, я вас понимаю…
Софи. Правда? Ну сами посудите, ЕГО невозможно оставить одного. ОН обязательно вляпается в какую-нибудь историю. А я не могу следить за НИМ круглые сутки… (Добавляя нотки делового тона). Понимаете, я работаю у министра. А это такая работа, что… В любой момент – звонок… И все – я уже на границе с Италией.

Софи вздыхает. Альбер постепенно начинает проявлять признаки нетерпения.

Софи (размышляя вслух). В другое время, я, конечно, с удовольствием приехала бы сюда. Пляж, море… Отдых! Но на то есть отпуск! Почему я должна разъезжать по курортам в составе каких-то комиссий, которые изучают не бог весть какие проблемы? Подумаешь, где-то под Ниццей анчоусов наловили меньше, чем это было указано в прогнозе на нынешний год. (Пожимает плечами). Анчоусы не обязаны соблюдать министерские указы, хотя бы потому, что они просто не умеют читать! (Снова пожимает плечами) Не понимаю… И причем здесь я? Я специализируюсь на зерновых культурах. С таким же успехом, они могли бы…
Альбер (найдя способ прервать этот поток мыслей; предельно вежливо). Знаете что? А давайте обсудим это в вагоне-ресторане. Я вас приглашаю…
Софи (словно вдруг вспомнив, где она находится). Ох, простите! Я даже забыла, что нахожусь в вашем купе. (Короткая пауза). Еще раз простите, что я на вас вот так рухнула. (Качает головой). Мне все-таки надо взять себя в руки. (Шутливо). А то я от избытка чувств еще убью кого-нибудь ненароком.

При этих словах Альбер бросает на Софи быстрый взгляд.

Софи (ничего не заметив; размышляя). Вы приглашаете меня в вагон-ресторан… Ну что ж, я согласна. (Короткая пауза). Как только я буду готова, я к вам постучусь, и мы пойдем с вами отужинаем. Посмотрим, сумеют ли они компенсировать мне пропущенный банкет.
Альбер (сухо, но вежливо). Отлично. Так и сделаем.

Софи уходит в свою половину купе. Альбер закрывает дверь. Софи смотрит на свой саквояж, смотрит на ТО, что она так долго пыталась оттуда вытащить и начинает смеяться.
Альбер в это время проводит рукой по лбу, возвращается к своему саквояжу, но в момент, когда раздается смех Софи, он оборачивается и задумчиво смотрит в сторону двери.
Гаснет свет.

Сцена пятая

Зажигается свет. На сцене – сдвоенное купе, но, по-видимому, уже другое.
В коридоре (слева) появляются Луиза и Поль Мильеран.

Луиза (подходя к купе). Так… Кажется, наше… (Оборачиваясь). Поль, ты здесь? Мы пришли. Заходи.

Они заходят в купе (Луиза в левую половину, Поль – в правую) и буквально падают каждый на свой диван.

Луиза (устало). Ух… Слава богу, успели! Я бы не выдержала, если бы пришлось пробыть здесь еще одну ночь. Что за ужасный город! О, где ты, где ты, мой Париж! (Вздыхает. Ощупывая руками диван). Вот интересно, они специально всегда подбирают нам купе с самыми жесткими диванами? И это называется первый класс! Каменный век! Вот, пожалуй, более точное название. (Мечтательно). То ли дело у нас дома… Правда, Поль?
Поль (умиротворяюще). Конечно, моя радость. На то он и дом…
Луиза (другим тоном). Кстати, а чего это ты расселся? А кто будет распаковывать вещи? Нам тут еще двенадцать часов страдать. Опять хочешь, что бы все делала я, да? (Обидчиво). Конечно… Я тут буду ползать по всему купе, а он будет посиживать себе на диване. Может, тебе еще газетку дать в руки? Для полного удовлетворения.

Поль молча встает и начинает открывать чемоданы и перебирать вещи.

Луиза (продолжая дуться). Мама мне так и говорила: «Луиза, твой муж будет сидеть у тебя на шее». Впрочем, она говорила это, еще не будучи знакомой с тобой, Поль. Иначе она бы сформулировала эту фразу по-иному. (Повышая голос). Ведь она не знала, что у некоторых не хватает сил даже сидеть на шее, они способны на ней только лежать и курить свои дешевые сигары. (После паузы, понаблюдав молча за работой Поля). Господи, да что ты там возишься! Брось эти вещи, сядь, отдохни хоть пару минут. Все равно мы сейчас пойдем в вагон-ресторан. Кому нужны все эти чулки да халаты!

Поль садится и молчит. Луиза тоже молчит. Они смотрят друг на друга в течение семи-десяти секунд.

Луиза (мягче, но, тем не менее, строго). Ну. Так и будешь молчать?
Поль (не понимая). Так о чем же говорить?
Луиза. Уже и поговорить не о чем с любимой женой? Дожили… Ну конечно, опять все должна придумывать я: о чем поговорить, к кому сходить в гости, как поздравить маму с днем ангела. А Поль будет молчать и только кивком головы подтверждать, что он еще жив, что он еще не умер и готов приветствовать нас всех своим жизнерадостным видом.

Поль молчит. Луиза вдруг улыбается.

Луиза (абсолютно другим тоном). Ну ладно, иди сюда.

Поль встает и идет к Луизе.

Луиза. Садись.

Поль садится. Выключается свет.

Луиза (после паузы). А если сделать вот так? (Пауза). Поль станет чуточку веселее?
Поль (истомлено). Луиза…
Луиза (кокетливо). А если еще раз? (Пауза). Ну ладно, я думаю, этого достаточно.

Зажигается свет. Луиза и Поль сидят рядом, обнявшись.

Луиза (по-деловому). Вставай, сейчас сходим поужинать. (Растягивая слово «спать»). А потом спать. И завтра утром мы уже будем в Париже. (После паузы, вздохнув). О Париж, Париж!.. (После более длительной паузы, обращаясь к Полю, который уже ушел в свою половину купе). Поль, ты готов?
Поль. Да, моя прелесть…
Луиза. Ну тогда идем…

Выключается свет.

Сцена шестая

Зажигается свет. Звук колес поезда исчезает. На сцене чей-то кабинет: стол и два стула – один из них стоит за столом по центру, другой – боком перед столом (вся эта композиция расположена чуть левее центра сцены).
На том стуле, что стоит перед столом, сидит Альбер Пине. С правой стороны к столу подходит человек с бутылкой в руке и наливает содержимое бутылки в стоящие на столе бокалы. Этот человек – полковник Годар.
В течение того времени, пока происходят эти первые движения на сцене, сверху звучит голос диктора: «Секретный кабинет полковника Годара, бывшего шефа французской военной контрразведки в Алжире, руководителя отдела разведки и боевых операций ОАС («Секретной вооруженной организации»)».
Годар (беря в руки бокал). Попробуйте… Это превосходный экземпляр… (Отпивает и смакует несколько глотков).

Альбер едва прикасается к бокалу.

Годар (скорее обращаясь к себе самому, глядя на бокал). Ведь, правда? Чудесная вещь…

Альбер молчит.

Годар (другим тоном, ставя бокал на стол). Ну, впрочем, я пригласил вас не для того, чтобы восхищаться дарами нашей французской земли, а совсем даже по другому поводу, который, однако, не менее прочно связан с будущим всей Франции.

Годар замолкает и устремляет пристальный взгляд на Альбера.

Годар (после паузы). Знаете, а мне о вас много рассказывали…
Альбер (безучастно). В самом деле?
Годар. Да. И если все это правда, то вы именно тот человек, который нам сейчас особенно необходим.
Альбер (пожав плечами). Я не знаю, что вам обо мне рассказывали… Я не считаю себя своего рода исключением. Я просто выполняю свою работу и получаю за это деньги. На эти деньги я существую. Вот и все.
Годар (слегка поаплодировав). Браво! Вы даже лучше, чем я вас себе представлял. (Глотнув из бокала). Да…
Альбер (после паузы, слегка недовольно). Может быть, мы обойдемся без комплиментов и сразу перейдем к делу.
Годар (не сразу). Да, простите. (С печалью). К сожалению, мне теперь все реже приходиться встречаться с достойными людьми, и поэтому я позволил себе выразить свое удовлетворение от встречи с вами. Вы, я думаю, понимаете, что наша борьба может завершиться успехом только в том случае, если в наших рядах будут настоящие сыны Франции. Те, кто знают, ЧТО на самом деле нужно нашей стране, и, с другой стороны, ЧТО мы должны с негодованием отметать.

Годар встает и начинает прохаживаться по кабинету.

Годар. Итак, к делу. Как вы, должно быть, знаете, в мае этого года состоялось покушение на генерала де Голля.
Альбер. Да, я читал об этом в газетах. Кажется, была использована бомба.
Годар. Совершенно верно. На загородном шоссе, недалеко от Парижа, в президентский автомобиль была брошена бомба.
Альбер. Однако покушение не удалось…
Годар. Да, не удалось… Тем не менее, это покушение имело ряд весьма серьезных последствий. (Кашлянув). Собственно, теперь мы и подходим к сути дела…
Альбер. Я вас внимательно слушаю…
Годар. Итак, вы нужны нам для того, чтобы…

Внезапно раздается стук в дверь. Годар удивленно смотрит в сторону двери.

Годар (извиняясь). Одну минутку…

Годар направляется к двери (направо). В этот момент гаснет свет.

Сцена седьмая

Издалека возвращается стук колес поезда. Стук в дверь при этом не прекращается.
Зажигается свет. На сцене мы снова видим купе Альбера и Софи.
Софи стоит у смежной двери и стучит в нее. Альбер сидит, задумавшись на диване. Наконец, он приподнимает голову, смотрит на смежную дверь, медленно встает и открывает ее.

Софи. Вы не забыли, мы с вами договаривались пойти поужинать.
Альбер (немного устало). Да, я помню.
Софи (с некоторыми беспокойством). Если вы устали, то, пожалуй, вам лучше остаться в купе и…
Альбер (прерывая ее). Нет-нет… Мне это будет даже полезно. (Делая неочевидное обобщение). К тому же, договор есть договор.

Софи внезапно прикладывает руку к лицу.

Софи (резко вздохнув). Боже мой!.. Кажется, я совсем лишилась рассудка от счастья. Вы идете со мной ужинать и даже не знаете, как меня зовут! (Аристократически, делая легкий реверанс). Позвольте представиться, Софи Карно.
Альбер (взяв Софи за кисть). Альбер Пине (Целует Софи ручку).
Софи (сияя от счастья). Вот и прекрасно. Теперь можно идти ужинать.
Альбер (делая жест рукой, указывающий на дверь, выходящую из его купе в коридор). Прошу!
Софи. О! Благодарю вас.

Софи и Альбер выходят из купе. Альбер делает еще один жест, указывая рукой направление к вагону-ресторану (слева).

Гаснет свет.

Сцена восьмая

Специфика этой сцены заключается в том, что разговоры между двумя парами не прекращаются. То есть, когда вслух говорит представитель одной пары, другая пара разговаривает между собой о чем-то тихим голосом.
Зажигается свет. Мы видим на сцене вагон-ресторан. Вернее, его часть: два стола с двумя сидениями у каждого. Один стол стоит левее и ближе к зрителям; второй, соответственно, – правее и дальше.
В ресторан (слева) заходят Альбер и Софи. Они занимают левый столик. Альбер садится с левой стороны, Софи – с правой. Каждый из них берет и раскрывает перед собой папочку с вложенным меню.

Софи (с пристрастием). Посмотрим, посмотрим… Так…

Альбер молча просматривает список блюд.
В это время в ресторан заходят Луиза и Поль. Они занимают второй столик. Луиза садится слева, Поль – справа.

Альбер (громко). Официант!
Из кухни (справа) выходит Официант.

Луиза (когда Официант проходит мимо ее столика, командным женским голосом). Официант!

Официант оборачивается к ней, разводит руками, стараясь показать, что, вообще-то, сначала его позвали к тому столику, а не к этому.

Луиза (обращаясь к Полю, который в этот момент уже принялся изучать меню; оторопев от изумления). Нет, ты это видел? Это что, это вот они так вот обращаются с нами, с парижанами. (Пауза). То есть я так понимаю, что если я села в парижский поезд, еду к себе домой в Париж, то меня можно уже ни во что не ставить. Или ставить, но только на вторые места. (Загибая пальцы). Жесткие диваны, жестокое обслуживание… И это называется первый класс? Да это уже и не каменный век!

Резко хватает папочку с меню и напряженно его читает. Потом опрокидывает папочку от себя, держа ее при этом в руках.

Луиза (продолжая сердиться). Ничуть не удивлюсь, если окажется, что это их единственный официант. (После паузы). Или того хуже – вообще, единственный человек в этом ресторане. (Короткая пауза). Поль, думаю, что ты можешь не утруждать себя чтением этого меню, если, как я предполагаю, этот человек сам готовит все блюда. (Пауза). Поль, у нас не осталось ничего съестного из того, что подарила нам твоя мама?
Поль (умиротворяюще). Луиза… Ну… возьми себя в руки. Я уверен, что у них есть повар, и, может быть, даже не один.
Луиза (немного мягче). Но официант у них точно один!
Поль. И он к нам обязательно подойдет, как только обслужит тех милых людей.

Официант в течение всего этого диалога принимает заказ у Альбера и Софи. Как раз после слов Поля, он отходит от их столика и подходит к Луизе и Полю.
Внимание переключается на Альбера и Софи.

Софи (заводя разговор). Вы едете в Париж?
Альбер. Да.
Софи. По делу или отдыхать?
Альбер (видно, что ему тяжело отвечать). Не хотелось бы об этом говорить…
Софи (с беспокойством). Это что-то неприятное?
Альбер. Понимаете… В общем, дело в том, что в Париже погиб мой друг…
Софи (от изумления приложив руку к губам). Погиб ваш друг?!
Альбер. Да… Его убили…
Софи (еще больше пугаясь и изумляясь). Убили?! (Пауза). Боже мой… (Короткая пауза). А я тут вам про анчоусов рассказываю!.. (Пауза). Какое несчастье!
Альбер (качая головой в знак подтверждения). Мой единственный друг…
Софи (пытаясь утешиться). Как это случилось?
Альбер (пожав плечами). Я сам еще ничего толком не знаю. Как я понял, кто-то пришел к нему сегодня утром в его парижскую квартиру и выстрелил в него из пистолета.
Софи. Ужас! Куда только смотрит полиция!

Альбер грустно усмехается.

Софи (философски). Вот так живешь, ни о чем не подозревая, а потом звонок в дверь и…

Раздается звук выстрела. Альбер вздрагивает: этот выстрел прозвучал в его мыслях.

Альбер (пытаясь переменить тему). Но давайте не будем говорить об этом. (Пауза). Нам, пережившим страшную войну, боюсь, не привыкать к подобным потерям. (Замечая появившегося Официанта, чуть веселее). Как раз несут наш заказ. (К Софи). Вам уже лучше?

Пока Официант расставляет блюда и напитки на столике Альбера и Софи, внимание переключается на Луизу и Поля.

Луиза (удовлетворенно). Ну вот!.. Три минуты, не меньше… Разве я тебе не говорила, Поль, что этот официант работает тут один? Вот тебе и доказательство… За эти три минуты, он успел бы выпрыгнуть из вагона, добежать до ближайшей закусочной, сделать заказ и запрыгнуть обратно.
Поль (недоверчиво). Но ведь поезд едет, как бы официант стал прыгать на ходу?
Луиза. Не знаю! (Короткая пауза; надувшись). Я просто хочу сказать, что заказы по три минуты не выполняются. Это непростительно долго!
Поль (вполголоса). Тише! Он идет…

И действительно, Официант отходит от столика Альбера и Софи и направляется к Луизе и Полю.

Луиза (пока Официант расставляет блюда и напитки, максимально вежливо для нее, с легкой иронией). Простите, пожалуйста, мсье! Вы здесь единственный официант?
Официант. Да, мадам.

Луиза делает Полю знак.

Официант (продолжая). Наш второй официант не вполне хорошо себя чувствует в данный момент. И мы решили освободить его от работы.

Поль пытается рассмеяться, но, замечая строгий взгляд Луизы, останавливается.

Луиза (тем же тоном). А повар у вас есть?
Официант (невозмутимо). Разумеется, мадам! У нас работают лучшие повара из парижских ресторанов.
Официант заканчивает оформление стола.

Официант. Что-нибудь еще, мадам?
Луиза. Нет. Благодарю вас.

Официант уходит.

Луиза (задумчиво). Все это, конечно, хорошо… Но можно ли ему доверять? Вот в чем вопрос…
Поль. С какой стати ему лгать? (Принимается за еду).
Луиза (также задумчиво). Да, пожалуй… (Принимается за еду. Пауза. Увидев то, что ест Поль. С изумлением, строго). Господи! Что ты там ешь? (Наставительно). Много мяса тебе вредно! (Забирает его порцию мяса себе, оставляя ему на тарелке один кусочек). Этого будет достаточно, я думаю. И вот тебе еще салат. (Подвигает тарелку к Полю; после паузы, с тоской, вздыхая). А мне нужно набираться сил. (Пауза). Нам женщинам очень тяжело дается семейная жизнь. (Пауза; доброжелательно). Кушай, Поль, кушай!

И вновь – Альбер и Софи.

Софи (отпив из бокала). И все-таки… То, что вы мне сказали… (Немного сконфуженно). Как вам объяснить… Я теперь очень беспокоюсь за НЕГО. (Качает головой). А если к НЕМУ вот так кто-нибудь постучится?..
Альбер (пожав плечами). По крайней мере, у вас есть человек, за которого вы можете переживать.
Софи (с натянутой улыбкой). Слабое утешение… (Другим тоном). А у вас разве такого человека нет?
Альбер. Нет. Когда-то был, а сейчас уже нет.
Софи. Вы имеете в виду вашего друга?
Альбер (немного удивленно). Друга?.. (Другим тоном). О, нет! Я думал совсем не о нем.
Софи (лукаво улыбнувшись). А вы знаете, я это сразу поняла!

Альбер недоуменно смотрит на Софи.

Софи (продолжая; довольно глупым тоном). Я сразу поняла, что вам довелось пережить несчастную любовь.

Альбер вздрагивает и пристально смотрит на Софи. Однако тут же берет себя в руки.

Альбер (пытаясь говорить спокойным голосом). Разве есть люди, которые избегли этой участи?
Софи. Да, но есть люди, которые через это проходят и тут же забывают, а есть люди, которые готовы всю жизнь вспоминать его или ее. (Короткая пауза). Вы, как мне кажется, принадлежите ко второй категории.
Альбер (слегка угрожающим тоном). Неужели это так легко по мне определить?
Софи. О! Меня в этих делах не проведешь. (Чуть наклонившись вперед; загадочно). Ведь я женщина.
Альбер (с трудно уловимой, но все же присутствующей иронией). Вот как…
Софи (вернувшись в исходное положение). Это произошло недавно?
Альбер. Ошибаетесь. Это произошло двадцать лет тому назад.
Софи (потрясенно). Могу себе представить, как вы любили ее… (Пауза). И она вас бросила?
Альбер (то ли усмехнувшись, то ли подавив рыдание, странным тоном). Бросила… (Пауза). Вы, должно быть, не потрудились отнять от нынешнего года двадцать лет…
Софи (подсчитав, изменившись в лице). О боже!..
Альбер (печально подтверждая). Да, да…
Софи (переживая). Так она… Она… (Закрывает руками глаза).
Альбер (пытаясь выйти на другую тему). Что-то у нас с вами совершенно не клеится разговор… (Подливая вино в бокал Софи). Выпейте, вам сразу же станет легче…
Софи (отняв руки, сделав глоток; чрезвычайно расстроено). Я не могу понять… Просто… Я была сегодня так счастлива, что совершенно забыла, в каком мире я живу… Когда любишь, когда сходишь с ума от счастья, то… разве ты способен понять, поверить в то, что где-то рядом происходит настоящее горе… (Большая пауза). Я постоянно возвращаюсь в своих мыслях в Париж… К НЕМУ… Боже, как хрупка наша жизнь!
Альбер (после паузы, задумчиво, утвердительно). А вы действительно ЕГО любите…

Софи смотрит на Альбера, пытаясь понять, что он хотел этим сказать.
И снова – Луиза и Поль.

Луиза элегантно поглощает пищу и красиво пьет вино из бокала. Поль пытается насладиться своей скромной порцией ужина.

Поль (внимательно присмотревшись к сидящим неподалеку Альберу и Софи; удивленно). Луиза!
Луиза (довольно равнодушно). Что, мой птенчик?
Поль. Посмотри-ка на ту пару.

Луиза поворачивается и смотрит на Альбера и Софи.

Луиза. Ну и что?
Поль. Тебе не кажется ничего странным?
Луиза (посмотрев еще раз). Абсолютно ничего. (Пауза). Девушка как девушка. (Еще раз присмотревшись). Хотя ты прав: одета она, как проститутка.
Поль (протяжно). Нет! Разве… По-моему, проститутки одеваются совсем не так.
Луиза (подозрительно и угрожающе). А ты откуда знаешь, как они одеваются? А?
Поль (совершенно потерявшись от пристального взгляда Луизы, не зная, то ли ему улыбаться, то ли прятаться под стул). Я… Видел… В кино…
Луиза (грозя пальцем; строго). Смотри у меня…
Поль (всячески отпираясь). Да нет! Ну что ты! Нет! (Еще немного помахав руками; другим тоном). Да и вообще, я говорил не о девушке, а о ее спутнике.
Луиза (посмотрев на Альбера). Ну а что? Вроде бы приличный мужчина. Что в нем такого странного?
Поль. Разве ты его не узнаешь?
Луиза. Нет. А почему я должна его узнавать?
Поль. Понимаешь, у меня такое чувство, что я где-то его уже видел. Причем совсем недавно. Где же, где же…
Луиза (перебивая его; недовольно). Перестань молоть чепуху! Ешь и не отвлекайся!
Поль (возвращаясь к еде; недоуменно, вполголоса). Но где я его видел?

Возвращаемся к Альберу и Софи.

Альбер (продолжая разговор; печально). Да… Если бы вы только ЕЕ видели… ОНА была святая… И даже имя у нее было… такое… светлое – Кристин…
Софи (после паузы; растрогано). Ах!.. Как я люблю такие истории!.. И почему все они должны заканчиваться так печально!
Альбер (пожав плечами). Такова жизнь…
Софи (после паузы). Да. Теперь я понимаю, почему вы такой…
Альбер (не понимая). Какой?
Софи (торопливо). Нет, вы не должны на меня обижаться: сейчас я, как мне кажется, знаю вас достаточно хорошо. (Начинает мяться). Но вначале вы показались мне человеком резким, малообщительным, никогда не улыбающимся…
Альбер (иронично улыбнувшись). Но я действительно редко улыбаюсь. (Короткая пауза). Уже довольно давно.
Софи. И, тем не менее, я знаю, что все это совсем не так. И на самом деле вы просто жертва. (Короткая пауза). Жертва несчастной любви.
Альбер (подумав). Возможно, вы правы. (Короткая пауза). Хотя моя жизнь не ограничивается одним лишь этим событием. (Придавая таинственности словам). Вполне возможно, на меня повлияло еще что-нибудь…
Софи. Но как вы, должно быть, заметили, мы говорим с вами здесь и сейчас о любви: моей к НЕМУ и вашей к НЕЙ. Не свидетельствует ли это в пользу моей версии?
Альбер (разведя руками, вздохнув; полушутливо). Сдаюсь…
Софи (после паузы). А который уже час?
Альбер (посмотрев на карманные часы). Подходит к одиннадцати.
Софи (вздохнув, счастливо улыбнувшись). Еще девять часов, и мы будем в Париже. (Покачав головой). Даже не верится, что уже завтра утром я увижу ЕГО!
Альбер (странным тоном). Знаете, я уже начинаю завидовать этому таинственному незнакомцу… (Вызывая официанта). Официант! (К Софи). Я думаю, что мы с вами отлично поужинали.
Софи (улыбнувшись). Интересно, а что сегодня подавали на банкете в Ницце?..

Появляется Официант и идет к столику Альбера, чтобы получить по счету.
Внимание переключается на Луизу и Поля.

Луиза (внезапно задумавшись). Нет! Все-таки знаешь, Поль. (Поколебавшись немного). Вот возьми часть моей порции… (Перекладывает ему что-то на тарелку). Тебе нужно сейчас хорошенько подкрепиться, иначе ты не сможешь выполнить одну мою маленькую просьбу.
Поль (поперхнувшись выпиваемым в это время вином). Ты что серьезно?
Луиза (вполголоса). Тише! (Короткая пауза). Разве Луиза не может попросить Поля об одном скромном одолжении?

Поль неуверенно пожимает плечами.

Луиза (громче и строже). Не может?!
Поль (смиренно). Конечно, можешь, моя кошечка! Вот видишь, я уже ем!
Луиза (нетерпеливо). Быстрее! Смотри, мы уже остались здесь одни!

И действительно, пока шел этот разговор Альбер и Софи покинули вагон-ресторан.
Поль начинает буквально глотать куски мяса, не обременяя себя пережевыванием.

Луиза (по-матерински глядя на Поля; задумчиво). Бедный Поль! Что бы ты без меня делал!..

Гаснет свет.

Сцена девятая

Зажигается свет. Стук колес поезда исчезает. Мы снова оказываемся в кабинете полковника Годара.
Полковник видимо только что отошел от двери (справа), где, очевидно, с кем-то имел короткий разговор. Альбер по-прежнему сидит на стуле у стола.

Годар (подходя к столу). Так о чем я вам говорил?
Альбер (невозмутимо). Вы говорили, что я вам для чего-то нужен…
Годар. Ах да! Еще бы! Конечно же, вы нужны! (Пьет из бокала). Итак, дело заключается в следующем… (Пауза). Как я вам уже сказал, в мае этого года в автомобиль де Голля была брошена бомба. Несмотря на то, что покушение не удалось, полиция очень рьяно принялась за расследование. (Короткая пауза). Однако это было бы полбеды: в конце концов, полиция вынуждена подчиняться законам, а они у нас, как известно, несовершенны. Проблема здесь, проблема там – и нет никакого расследования. Другая картина складывается, когда за подобные дела берутся непрофессионалы…
Альбер (недоумевая). Кого вы имеете в виду?
Годар. Журналистов, например…
Альбер. Вы хотите сказать, что кто-то из журналистов решил предпринять собственное расследование.
Годар. Совершенно верно.
Альбер. И далеко он продвинулся в своих изысканиях.
Годар. Так далеко, что он стал серьезной помехой для продолжения нашей борьбы.
Альбер (после довольно длительной паузы; серьезно, по-деловому). Что я должен делать?
Годар (также сменив тон на четкий и деловой). Завтра или, в крайнем случае, послезавтра вы должны будете сесть на вечерний поезд, отправляющийся в Париж. На Лионском вокзале вас будет ждать машина с нашим человеком. На ней вас отвезут по нужному адресу… Вот, кстати, фотография… (Передает ее Альберу).
Альбер (беря в руки фотографию). Понятно. (После паузы; вертя фотографию в руках). Значит, это парижский журналист… Может быть, я его знаю? Как его зовут?

Годар улыбается. Гаснет свет.

Сцена десятая

Включается свет. Стук колес поезда возвращается. Мы опять видим коридор со сдвоенным купе.
Слева появляются Луиза и Поль. Луиза идет слегка покачиваясь.

Луиза. Бог мой, что же меня так шатает! (Пауза). Поль! Ты где?
Поль (из-за ее спины). Я здесь, мой мышонок!
Луиза. Поль! Почему я не могу стоять на ногах?
Поль (простовато). Но ведь мы в поезде! Меня тоже слегка покачивает.
Луиза (вдруг начиная смеяться; затем кокетливо). Да? А по-моему, я просто опьянела! (Продолжает смеяться еще некоторое время). О! Да мы уже пришли! Поль! Мы пришли!

Луиза и Поль заходят в свое купе.
Луиза сразу же падает на диван.

Луиза (утомленно). Ух! Всего лишь два бокала, и я уже не человек! (Пауза). Поль! Ты можешь выпить два бокала и… Впрочем, тебе и бутылки будет мало! Старый алкоголик! (Начинает смеяться).
Поль (немного обиженно, протягивая имя). Луиза!
Луиза (успокаиваясь; примиряюще). Ну ладно, ладно! Будет тебе обижаться. (Вздыхает; после длительной паузы). Поль! Ты не забыл о своем обещании?
Поль (смущенно). Луиза, может все-таки…
Луиза (демонстрируя свою сердитость). Что? Ты хочешь отказать мне?
Поль (все также смущенно). Нет! Но здесь… Сейчас…
Луиза (после короткой паузы; пристально глядя на Поля). Иди сюда! (Указывает рукой на свой диван).

Поль подходит к дивану и садится. Гаснет свет.

Луиза. Так что ты там говорил про «здесь и сейчас»?
Поль (пытаясь избежать неизбежности). Луиза, мы же в поезде…
Луиза. Как романтично, не правда ли?
Поль. Здесь люди…
Луиза (ее голос становится все более томным). Здесь нет никого, кроме меня и тебя.
Поль. Луиза, не сейчас!..
Луиза. Именно сейчас!
Поль. Не здесь!..
Луиза. Именно здесь!
Поль (уже еле выговаривая имя). Луиза…

В темноте слышится чей-то сдавленный стон. После чего звук стука колес поезда поглощает все пространство.

Сцена одиннадцатая

Включается свет. Стук колес поезда становится тише. И мы вновь видим на сцене коридор со сдвоенным купе.
Слева появляются Альбер и Софи. Они доходят до левой двери купе и останавливаются (Софи слева, Альбер справа).

Софи. Ну, вот мы и пришли… (Пауза). Может быть, зайдете ко мне: мы могли еще немного поболтать, если хотите?
Альбер. Не думаю, что это одобрит даже французская мораль…
Софи. Не говорите чепухи! Я вижу, как вы безраздельно любите одного человека. Я абсолютно уверена, что ничего «такого» просто не может произойти.
Альбер. В таком случае, я не против. Признаюсь, я давно уже так ни с кем не разговаривал.
Софи (указывая на открытую дверь). Прошу!

Альбер и Софи входят в купе. Однако разговор не начинается.

Софи (после долгой паузы). Знаете, так часто бывает. Когда есть человек, которому можно рассказать о себе все, что только пожелаешь – более того, когда сам хочешь все ему рассказать – и вот наступает момент, когда надо что-то уже говорить, и ты понимаешь, что не можешь и слова вымолвить.
Альбер. Да, кажется, я понимаю, о чем вы…
Софи. Так странно…
Альбер. Тем не менее, сегодня, впервые за много лет, я нашел человека, которому смог рассказать то, что казалось навсегда похоронено где-то там глубоко… Под всеми земными грехами… И я вам очень благодарен за это! (Короткая пауза). Вам и ЕМУ, тому кто, я думаю, ждет вас сейчас с нетерпением в Париже!
Софи (немного удивленно). А ЕМУ-то за что?
Альбер. Ну как же… Ведь вы торопились именно из-за того, что хотели поскорее увидеться с НИМ. Сели на этот поезд, где я вас и встретил.
Софи. Да… Вы правы…

Наступает пауза. Затем Софи вдруг начинает посмеиваться.

Альбер. Что-нибудь случилось?
Софи (взявшись рукою за лоб и помотав головой из стороны в сторону; с самоиронией). Нет… Я сегодня определенно не в форме.
Альбер. Но в чем все-таки дело?
Софи (другим тоном). Вы мне так много рассказали о своей любимой девушке, даже назвали ее имя, а я вам в ответ – ни слова о своем возлюбленном. Все только ОН, ЕМУ, о НЕМ.
Альбер (чуть усмехнувшись). Я даже этого не заметил.
Софи (принимая позу, демонстрирующую, что разговор пойдет заново; соответствующим тоном). Зато я заметила и теперь буду эту ошибку исправлять. (Откашлявшись). Итак, с чего же мне начать… Мой избранник живет в Париже. Так, это вы уже знаете. Ему… Ну чуть меньше, чем мне. Одним словом, он весьма молод. Так… Ага! У него очень интересная и, надо сказать, довольно-таки опасная профессия. Да… Он журналист.
Альбер (невольно). Журналист?
Софи. Да, журналист. Вас это удивляет? Теперь вы вероятно в нем разочаруетесь. Но он совершенно не похож на своих собратьев по перу.
Альбер (с легким беспокойством). Нет. Просто я некоторым образом знаком с этой средой и знаю нескольких парижских журналистов.
Софи (удовлетворенно). Да что вы говорите…
Альбер (его волнение усиливается). Боже мой! Парижский журналист… (Долго не решаясь задать главный вопрос). А… как его зовут?

Вслед за этой фразой сверху слышится голос Альбера, задающий тот же вопрос. И мы понимаем, что это тот самый вопрос, на котором завершилась девятая сцена первого действия.

Софи (довольным голосом с оттенком легкомысленной гордости). Его зовут Анри Лаваль.

Голос сверху, на этот раз принадлежащий полковнику Годару, также отвечает: «Его зовут Анри Лаваль. И этот человек должен умереть!»

Альбер замирает с искаженным от ужаса лицом.

Гаснет свет. Затихают все звуки.

Занавес.

Действие второе

Сцена первая

На сцене горит красный свет.
Слева мы видим Альбера. Он озирается, пытаясь, видимо, понять, где он находится. Определить это действительно сложно, ибо на сцене абсолютно ничего и никого нет.
На некоторое время красный свет гаснет. Затем он снова зажигается, и мы видим, что справа появилась фигура человека, одетого в плащ с капюшоном. Таким образом, невозможно понять, кто это.
Альбер также замечает фигуру и пытается узнать этого человека, всматриваясь в скрытое капюшоном лицо, при этом, однако, держась на расстоянии от незнакомца.

Альбер. Кто вы? И где, черт возьми, я нахожусь? (Продолжает всматриваться. Вдруг, видимо, узнав фигуру; чрезвычайно удивленно). Мама? (Пауза). Но как же так?.. Это невозможно!.. Ведь тебя больше нет!

В этот же момент гаснет свет.

Альбер (в темноте; отчаянно). Нет! Подожди! Не уходи! Я не хотел этого! Я… Я… Пожалуйста, вернись!

Красный свет зажигается. Фигура на месте.

Альбер (успокоившись, медленно поднимая глаза на фигуру). Мама, я просто хотел сказать…

Вдруг Альбер останавливается, глядя на лицо фигуры. На его собственном лице появляется гримаса ужаса.

Альбер (со смешанным чувством удивления и страха). Кристин! (Закрывая глаза; тише). Кристин. (Шепотом). Кристин…
Гаснет свет.

Сцена вторая

Зажигается яркий белый свет. Играет веселая музыка.
На сцене (слева) появляются Альбер и Кристин.
Кристин, в целом, можно охарактеризовать, как возродившуюся Артемиду (она же Диана). Она красива и мужественна одновременно.
Альбер и Кристин, держась за руки, чуть ли не бегом приближаются к центру сцены, где стоит небольшая скамейка. Судя по всему, они пришли в парк. Они молоды и счастливы.
Кристин усаживает Альбера на скамейку, сама начинает прохаживаться перед ним.

Кристин (менторским тоном). Итак, мсье Альбер, что нового вы узнали за сегодняшний день?
Альбер (глядя на Кристин преданными глазами). Я узнал о жизни Наполеона.
Кристин. Хорошо. И что вы можете сказать о Наполеоне?
Альбер (вспоминая). Э… Он был великим полководцем.
Кристин. Очень хорошо. Что еще?
Альбер. Ммм… Он умер на острове Святой Елены.
Кристин. Прекрасно, Альбер, прекрасно. Еще?
Альбер (после паузы). Я не знаю…
Кристин (притворно строго). Как?! И это все, что вы можете сказать о нашей французской легенде?
Альбер (умоляюще). Кристин…
Кристин. Никаких Кристин тут нет и не будет, пока вы, мсье Альбер, не расскажете мне все, чему я вас сегодня научила. (Пауза). Итак, Наполеон Бонапарт родился на Корсике в конце позапрошлого века. Где же он учился?
Альбер (усилив мольбу). Кристин, пожалуйста!.. Я не могу…
Кристин (вздохнув; после паузы). Альбер, разве ты не видишь, в какое время мы живем?

Альбер поднимает глаза.

Кристин. Разве ты не видишь, что над Европой поднимается тьма?
Альбер (непонимающе и неловко). Но причем здесь Наполеон?
Кристин (в ее голосе появляются пафосные героические нотки). При том, что этот человек заставил каждого француза с гордостью произносить имя своей страны. (После паузы; мягче). Это может пойти нам на пользу. Если во Франции, к несчастью, не появится нового героя, который будет способен повести за собой нацию.
Альбер (мотая головой). Боже, Кристин! Ты говоришь такие… такие громкие и непонятные мне слова, что становится страшно.
Кристин (печально). Страшно не сейчас, страшно будет потом…
Альбер. Когда потом?

Кристин молчит.

Альбер (после паузы; просто). Кристин, я люблю тебя!
Кристин (печально посмотрев на Альбера). А какая от этого польза Франции, что ты меня любишь?
Альбер (встав на ноги, начиная тихо возмущаться). Ну причем тут Франция! Если я и люблю Францию, то я люблю ту ее часть, которая воплощена в тебе.
Кристин (останавливая Альбера и кладя ему руки на плечи). Альбер! Я тоже люблю тебя! (Пауза, во время которой Альбер прижимает Кристин к себе). Но я ничего не могу с собой поделать… Если та Франция, которую я знаю и… и люблю, исчезнет, то вместе с ней исчезну и я…
Альбер. Не говори так! Я не хочу, чтобы ты исчезала!
Кристин. Хорошо. Я постараюсь. (Пауза. Другим тоном). Так где все-таки учился Наполеон?

Гаснет свет.

Сцена третья

Зажигается свет.
На сцене вместо скамейки появились два летних полукресла и маленький столик, на котором стоит радиоприемник. Все это говорит о том, что мы, вероятно, находимся в чьем-то палисаднике.
Слышится голос диктора: «Сегодня, третьего сентября 1939 года от Рождества Христова, Франция объявила войну Германии. Это явилось последствием вторжения германских войск в Польшу первого сентября».
На сцене (слева) появляется Альбер. Он взволнован. Почти сразу же на сцене (справа) появляется Кристин. Она бросается в объятия Альбера и крепко прижимается к его груди.

Кристин (взволновано и даже испугано). Ты слышал?.. (Пауза). Это все-таки случилось… Это все-таки случилось… (Пауза). Мне страшно…

Альбер успокаивает Кристин.
Гаснет свет.

Сцена четвертая

Зажигается свет.
Радио на столике что-то негромко говорит.
Вдруг справа на сцену буквально влетает Кристин и с криком «это ОН! это ОН!» выкручивает рукоятку громкости на максимум.
Из радио доносится знакомый до боле голос Адольфа Гитлера, который, видимо, произносит некую речь. Во время речи на сцене (слева) появляется Альбер. Они с Кристин, замерев, слушают диктатора.
Чуть громче сверху звучит голос переводчика:
«С тех пор, как государство призвало меня повелевать судьбами моего народа, я непрерывно боролся за улучшение наших отношений с Францией, даже ценой тяжелых жертв для Германии. Все мои усилия оказались бесполезными. Это не моя вина.
Декларации войны, которые Великобритания и Франция вручили Германии 3 сентября 1939 года, глубоко подействовали на меня и, вместе со мной, на германский народ. Ни у Британии, ни у Франции не было никакого повода для таких деклараций.
Невзирая на тяготы и лишения, как следствия этой кампании, я решил, что необходимо снова сделать искреннюю попытку укрепления солидарности в Европе.
В духе этого я не вставил в условия перемирия ни одного пункта, который бы противоречил идее, заявленной в преамбуле.
Германская империя ни на секунду не воспользовалась слабостью Франции, чтобы заняться вымогательством, и удовлетворилась лишь тем, что необходимо победителю, чтобы при таких обстоятельствах гарантировать безопасность перемирия и эффективное завершение войны…»
Кристин резко выключает радио.

Кристин (с ненавистью). Подлец! Лицемер!
Альбер (без связи с репликой Кристин; с безысходностью). Франция капитулировала… (Пауза). Они хотят, чтобы вся серверная и западная часть страны отошла Германии. Франции же остается клочок земли на юго-востоке…
Кристин (после паузы). Неужели это конец!.. Неужели наш последний герой умер в мучениях столетие назад, унеся с собой в могилу секрет бесконечной храбрости.
Альбер. Нам остается только молиться и ждать.

Гаснет свет.

Сцена пятая

Зажигается свет.
Радио на столике начинает вещать чьим-то дрожащим от переживаемых чувств французским голосом.
Сверху слышится голос переводчика:
«Военачальники, возглавлявшие в течение многих лет французскую армию, сформировали правительство.
Ссылаясь на поражение наших армий, это правительство вступило в переговоры с противником, чтобы прекратить борьбу.
Конечно, нас подавили и продолжают подавлять механизированные, наземные и воздушные силы противника.
Но разве сказано последнее слово? Разве нет больше надежды? Разве нанесено окончательное поражение? Нет!
Поверьте мне, ибо я знаю, о чем говорю: для Франции ничто не потеряно. Мы сможем в будущем одержать победу теми же средствами, которые причинили нам поражение».
Справа на сцене появляется Кристин.

Кристин (удивленно). Кто это?

Радио продолжает:
«В переживаемый нами момент все французы понимают, что обычные формы власти перестали существовать.
Пред лицом охватившего французов смятения умов, перед фактом ликвидации правительства, ставшего прислужником врага, и ввиду невозможности восстановить действие наших институтов я, генерал де Голль, французский солдат и командир, с полным сознанием долга говорю от имени Франции.
От имени Франции я твердо заявляю следующее: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение сопротивления.
Сдача оружия, оставление участка фронта, согласие на передачу какой бы то ни было части французской земли под власть противника будут преступлением против родины.
Солдаты Франции, где бы вы ни находились, поднимайтесь на борьбу!»
Кристин с криком «Альбер! Альбер!» устремляется в левый конец сцены и исчезает.
Гаснет свет.

Сцена шестая

Зажигается свет.
На сцене та же мебель. Посредине стоят Альбер (чуть левее) и Кристин (чуть правее).
Альбер одет в военную форму. Видимо мы присутствуем при сцене расставания.

Кристин (пытаясь выглядеть веселой, тем не менее, еле сдерживая слезы). Вот видишь, герой все-таки появился. И он позвал тебя… Он дает тебе шанс показать свою любовь к Франции.
Альбер. Я буду бороться за свободу нашей земли, думая, прежде всего, о тебе. Мне ничего больше здесь не нужно, лишь бы ты была рядом. Рядом со мной.
Кристин. Я буду. (Пауза). Освободи Францию, и мы всегда будем вместе. Я не могу даже улыбаться, пока в Париже висят эти мерзкие флаги с крестами.
Альбер (положив свои руки на плечи Кристин). Береги себя! (Короткая пауза). Я знаю, ты способна на героические поступки, но… Пожалуйста, береги себя! Я не хочу тебя потерять.
Кристин (не глядя Альберу в глаза). Я постараюсь…
Альбер (после паузы; прижав Кристин к своей груди). Я люблю тебя!
Кристин (зажмурив глаза, чтобы не расплакаться). И я люблю тебя!
Альбер (крепче сжав Кристин в своих объятиях). Я вернусь! Я обязательно вернусь!
Кристин (с трудом выговаривая слова). Я буду ждать!

Альбер разжимает объятия, продолжая держать Кристин за плечи.
Затем он целует ее. Еще раз смотрит ей в глаза.

Альбер (нежно и чуть вопросительно). До свидания!..

Он разворачивается и уходит со сцены (слева).

Кристин (глядя Альберу вслед; утирая слезы; почти с обреченностью). Прощай!..

Она также разворачивается и уходит со сцены (справа).
Через некоторое время гаснет свет.

Сцена седьмая

Зажигается неяркий свет. Одновременно начинает играть музыка, которая, видимо, символизирует собой военное сражение.
В первую половину этой музыкальной композиции мы видим на сцене стол, стул, сидящего на нем Альбера. Он пишет письмо Кристин, описывая сражение, произошедшее накануне. Временами он поднимает голову, подбирая более точные выражения.
В течение этого эпизода на сцену заходит Сержант и подает Альберу какой-то потрепанный конверт. Альбер благодарит Сержанта. Тот собирается уходить со сцены. Альбер знаком останавливает его. Затем быстро дописывает в письме две-три строчки. Запечатывает письмо в конверт, отдает конверт Сержанту, сопровождая это какими-то словами, которые нам, однако, не слышны.
Сержант уходит со сцены. Альбер распаковывает присланный ему конверт.
Гаснет свет.
Вслед за этим, во второй половине музыки, зажигается неяркий свет.
Сцена похожа на предыдущую, с той лишь разницей, что теперь вместо Альбера мы видим одетую в белый халат Кристин.
Она изучает какие-то разложенные на столе бумаги.
Почти сразу же на сцену заходит Сестра Милосердия и подает Кристин какой-то конверт и уходит. Видимо, это тот конверт, который отправил в прошлой сцене Альбер.
Кристин, вопреки своему обещанию, взглянув на конверт, улыбается. Она быстро распечатывает его, достает письмо и принимается за чтение.
Через некоторое время гаснет свет.

Сцена восьмая

Музыка затихает. Зажигается свет.
Как и в начале прошлой сцены, в той же обстановке, за столом сидит Альбер и что-то читает.
На сцену (справа) быстрым шагом заходит Сержант. На лице у него написано все счастье мира. Не доходя пару шагов до Альбера, Сержант останавливается и пытается произнести хотя бы пару слов.

Сержант (борясь с волнением). Капитан!.. Капитан!..

Альбер, предчувствуя, что сейчас он услышит необычайно хорошую новость, встает, оборачиваясь к Сержанту, и открывает рот, что бы что-то произнести, но не может.

Сержант. Капитан!.. (Бросается на шею Альбера). Париж освобожден!
У обоих в глазах слезы. Обнявшись, они покачиваются, не зная, что и сказать.

Альбер (найдя слова; чуть вопросительно). Значит – победа!

Неожиданно Альбер отстраняется от Сержанта.

Альбер (воодушевленно). Кристин! Кристин! Любовь моя, я еду к тебе!

Тут же он хватает какие-то свои вещи со стола и выбегает со сцены (справа).

Гаснет свет.

Сцена девятая

Зажигается свет.
На сцене снова два летних полукресла и маленький столик с радиоприемником.
На сцене (слева) появляется Альбер. Он взволнован и счастлив.

Альбер (радостно). Кристин! Кристин! Мы победили! Кристин!

На середине сцены он вдруг останавливается.
На сцене (справа) появляется Мужчина в черной одежде. Он проходит мимо Альбера, бросив на него странный взгляд, и исчезает со сцены (слева)
Альбер застывает на месте. Лицо его искажено ужасом.

Альбер (с трудом произнося слово). Кристин?

На сцене (справа) появляется Женщина в черной одежде. Она постоянно прикладывает платок к глазам. Проходя мимо Альбера, она смотрит на него и тут же начинает рыдать. После чего поспешно удаляется со сцены (слева).

Альбер (не желая верить в случившееся). Но… но этого не может быть… Ведь мы победили! (Тише). Мы победили… Кристин!

Начинает играть печальная музыка.
Альбер, пятясь, доходит до одного из полукресел и буквально падает в него. Он закрывает руками глаза. В этот момент гаснет свет.
Затем зажигается неяркий свет.
На сцене стоит скамейка из парка из второй сцены второго действия.
На сцену почти бегом заходят Альбер и Кристин. Они счастливы. Мы их не слышим, но мы видим, как они о чем-то говорят, поминутно заливаясь чистым юным смехом. Альбер садится на скамейку, а Кристин ходит вокруг него, и что-то ему рассказывает. Альбер смотрит на нее глазами полными преданности и любви.
Через некоторое время гаснет свет.
Зажигается обычный свет.
Мы снова видим сидящего в полукресле Альбера, закрывающего ладонями лицо.
В это время радио начинает чревовещать чьим-то воодушевленным дикторским голосом:
«Париж освобожден! По этому великому поводу, сегодня 25 августа 1944 года генерал Де Голль выступил с речью в парижской ратуше. В ней он предложил всем французам объединиться для окончательного разгрома врага. А закончил он свою речь словами: «Да здравствует Франция!» Да здравствует Франция! Мы победили!»
Гаснет свет.

Сцена десятая

Зажигается свет.
На сцене изображена часть какой-то закусочной.
Стоят два столика с двумя стульями у каждого. Один столик стоит с правой стороны сцены, другой – с левой.
За правым столиком сидят Альбер (справа) и Друг Альбера (слева). У Альбера абсолютно потерянный вид. Похоже, что последние несколько дней он много пил. Друг Альбера – выдержанный, уверенный в себе человек, который смотрит на Альбера с некоторым состраданием и отцовским желанием вернуть сына на правильный путь.
За левым столиком сидит чья-то фигура, лицо которой невозможно увидеть. Фигура одета в плащ, на голове у нее шляпа.

Альбер (горестно и с прогрессирующим сарказмом). Мы победили… (Меняя смысловой акцент). Они победили! А я проиграл, потому что не смог сохранить то немногое, что было дорого мне в этой… в этой чертовой стране!
Друг Альбера (рассудительно). Тебе надо взять себя в руки. Неужели ты не видишь в кого ты превращаешься?
Альбер (с усмешкой). В кого же?
Друг Альбера (беря со стола бутылку в руки). Это что?
Альбер (вглядываясь в этикетку на бутылке). «Хенесси»?
Друг Альбера (ставя бутылку под стол). Это твоя смерть!
Альбер (возвращая бутылку на стол и подливая себе в бокал). Вот и прекрасно! Давно пора!
Друг Альбера (вздохнув). Альбер! Да, я знаю, ты потерял Кристин. Мы все ее потеряли. Но ты только начинаешь жить. Тебе нет еще и двадцати пяти…
Альбер. Ведешь к тому, что я еще смогу найти кого-нибудь, кто бы смог… и так далее?..

Друг Альбера пожимает плечами.

Альбер (постепенно пробуждаясь). Напрасно стараешься. (Короткая пауза). Ты представить себе не можешь, кем она была для меня! Это была не просто девушка! Все, что я знаю, я знаю, благодаря ей. Все, что я умею, я умею, благодаря ей. (Короткая пауза). С ней я любил… Я любил ее, я любил каждую минуту нашей встречи, потому что я был рядом с ней. Я любил минуты расставания, ибо я знал, что завтра мы встретимся вновь. Я любил все и всех вокруг. С ней… А без нее… Я не люблю ничего и никого. Я не могу больше любить.
Друг Альбера (после паузы, в течение которой он пристально смотрит на Альбера). Боюсь, что ты говоришь глупости…
Альбер (усмехнувшись). Глупости? Посмотри на меня. (Пауза). Кто я теперь? Кто будет вести меня по жизни так, как вела она. Куда мне теперь идти? Она не успела научить меня всему. У меня нет ни образования, ни профессии. И без нее я не смогу найти ни того, ни другого. Эта война вырвала меня из жизни. И как оказалось навсегда. Что я умею делать? Ничего! (Пауза). Хотя нет! Пожалуй, я умею делать кое-что. Я умею убивать людей! За четыре года я научился делать это прекрасно. С любого расстояния и любым оружием! (Насмешливо). Достойная профессия! Как ты считаешь? (Глотает содержимое бокала).
Друг Альбера. Ты сам не веришь в то, что говоришь.

Альбер покачивает головой.

Друг Альбера (найдя еще один довод). Кристин бы этого не одобрила!..

Альбер молча смотрит на своего друга. Кажется, будто в нем что-то шевельнулось. Но нет…
Видя, что все его попытки ни к чему не приводят, Друг Альбера встает, беря на руки свой плащ.

Друг Альбера (без особого чувства). Тем не менее, я думаю, что у тебя есть еще шанс вернуться к жизни… (Сухо). Надеюсь увидеть тебя вскоре в добром здравии! (Пауза). Прощай!

Альбер продолжает пить «Хенесси».
Когда Друг Альбера исчезает со сцены (справа), фигура, сидевшая все это время за левым столиком встает, подходит к столику Альбера и садится на свободный стул.

Незнакомец (вежливым, предупредительным тоном). Вы позволите?

Альбер жестом выражает свое непротивление.

Незнакомец. Я прошу меня извинить, но я случайно услышал ваш разговор.
Альбер (равнодушно). Не беда. Думаю, что такие разговоры сейчас определенно в моде.
Незнакомец. Я обратил внимание на несколько слов, которыми вы обмолвились…
Альбер. Что за слова?
Незнакомец. О том, что вы умеете хорошо делать…
Альбер. Что же это?
Незнакомец. Неужели вы забыли? Ну как же… Про свою профессию…
Альбер. Ах да! И что?
Незнакомец (интригующе). Знаете, а я как раз сейчас занят поиском людей, которые подобно вам умеют хорошо делать то… что вы хорошо умеете делать.

Альбер некоторое время непонимающе смотрит на Незнакомца.

Альбер (изумленно). Какую же организацию вы представляете, что вам нужны работники вроде меня?
Незнакомец (замявшись). Э… Ну скажем так: организацию униженных и оскорбленных.
Альбер. И вы предлагаете мне…
Незнакомец (перебивая его). Давайте сделаем так! Вы меня поняли… Теперь я даю вам время подумать. Завтра, в это же время, я встречу вас здесь, и вы скажете мне, согласны ли вы принять мое предложение. Договорились?
Альбер (после паузы; пожимая плечами). Хорошо…
Незнакомец. Вот и прекрасно! И я уверен, вы примете правильное решение.

Незнакомец улыбается. Альбер без всякого выражения смотрит на него.
Гаснет свет.

Сцена одиннадцатая

Зажигается красный свет.
На сцене (слева) мы видим Альбера. Он стоит, озираясь вокруг себя.
Справа на сцене стоит скамейка, на которой сидит какая-то женщина. Это Мама Альбера. Она сидит полубоком к Альберу, облокотившись на спинку скамейки, подперев голову одной рукой. Глаза ее устремлены куда-то вниз и влево.
Альбер замечает свою маму. Он делает шаг в ее сторону, но остается на своей половине сцены.

Альбер (не понимая, можно ли ему сейчас радоваться). Мама?.. Мама, это ты?

Мама не откликается.

Альбер. Мама! Это я Альбер! Разве ты не узнаешь меня?
Мама Альбера (без всякого внимания на слова Альбера). Альбер!
Альбер. Мама, я здесь!
Мама Альбера (не жестикулируя и не меняя своего положения). Альбер! Помнишь, когда ты был маленьким, ты пытался заснуть, но тебе было холодно и страшно. Ты вставал из своей постели, приходил ко мне, когда я сидела в папином кресле. Ты обнимал меня, прижимался к моей груди, а я пела тебе колыбельную песню. И тебе становилось спокойно и тепло…
Альбер (он сильно испуган). Да помню, но мама…
Мама Альбера (продолжая в том же тоне). Те люди, Альбер… Те, которых ты убивал… Ты знаешь, они тоже были маленькими. И у них тоже была мама. И когда они не могли заснуть, они поднимались из постели, шли к своей маме за теплом и любовью. И мама пела им колыбельную песню…

Мама Альбера действительно начинает напевать про себя какую-то колыбельную песню.
Лицо Альбера искажается от ужаса.

Альбер (накрывая свою голову руками). Нет! Нет! Пожалуйста, не надо! Нет!

Неожиданно раздается какой-то стук.
Альбер опускает руки, смотрит наверх, озираясь. Стук повторяется.

Альбер. Что это? (Громче). Что это?

Стук продолжается. Гаснет свет.

Сцена двенадцатая

Из темноты возвращается шум колес поезда. Стук периодически повторяется.
Зажигается яркий свет. Мы видим двойное купе Софи и Альбера.
Софи стоит у смежной двери и стучится в купе Альбера.
Альбер сидит полулежа на диване с закрытыми глазами. Медленно он открывает глаза, смотрит на дверь.

Альбер (тихим обреченным голосом). Входите – открыто…

Софи открывает дверь.

Софи (извиняющимся тоном). Я вас, вероятно, разбудила…
Альбер. Нет-нет, мне сегодня не спалось…
Софи (перенимая печальный голос Альбера). Я пришла предупредить вас… Через пятнадцать минут мы будем в Париже!
Альбер. Спасибо!
Софи. Но мы еще увидимся…
Альбер. Да, конечно…

Софи уходит в свою половину купе.
Альбер опускает голову и закрывает руками глаза.
Гаснет свет.

Сцена тринадцатая

Стук колес поезда исчезает, и на первый план выходит шум людей и голос диктора: мы находимся на Лионском вокзале в Париже.
Зажигается свет.
Через некоторое время на сцену (слева) заходят Альбер и Софи.
На середине сцены они останавливаются (Альбер – чуть левее, Софи – чуть правее).

Софи (без вчерашнего энтузиазма). Ну вот мы и в Париже…
Альбер (без эмоций). Да…
Софи. Еще раз спасибо вам за компанию.

Альбер молчит.

Софи (чуть мягче). Я уверена, что у вас все еще получится.

Альбер поднимает глаза.

Софи (легко). Вы далеко не старик. Вам стоит только захотеть, и любая женщина согласится разделить с вами жизнь.

Альбер молчит. Софи некоторое время смотрит на него.

Софи (после паузы; завершая разговор). Удачи вам!

Софи делает несколько шагов к выходу (направо).

Альбер (неожиданно). Софи!

Софи останавливается и оборачивается.

Альбер (не вполне уверенным тоном). Я только хотел спросить: вы сейчас, конечно же, сразу поедете… к НЕМУ?
Софи. О нет! Сначала я заеду к родителям, сообщу им, что я в Париже. Ведь они тоже за меня переживают. А уж потом отправлюсь к Анри.
Альбер (с подтекстом; холодно). Хорошо…

Софи машет ему рукой на прощание. Альбер поднимает руку и, когда Софи исчезает со сцены (справа), опускает.
Некоторое время Альбер стоит, уставившись куда-то себе под ноги. Затем он резко поднимает голову, озирается по сторонам и быстрым шагом покидает сцену (справа).
В это же время слева появляются Луиза и Поль. Они бегут через сцену к выходу (справа).

Луиза (с истеричными нотками в голосе). Да быстрее же! Сейчас все такси разберут! Уж я их знаю!

Поль с двумя чемоданами еле поспевает за Луизой. Миновав середину сцены, он вдруг останавливается и смотрит куда-то впереди себя.
Поль (задумчиво). Но где же все-таки я его видел?

Сказав это, Поль спешит догнать Луизу, которая уже исчезла со сцены.
Гаснет свет.

Сцена четырнадцатая

На сцене тишина. Зажигается свет.
Мы видим стол, несколько стульев. Очевидно, это комната чьего-то дома.
И действительно, через некоторое время на сцену (справа) заходят Луиза и Поль. Они падают на стулья.

Луиза (вздохнув). Ох! Ну, наконец-то мы в Париже! Не могу поверить! После всех этих приключений… (Пауза. Другим тоном). Поль! Ты чего расселся, Поль? А кто будет распаковывать чемоданы? Это тебе не поезд, здесь прислуги нет! Или опять хочешь заставить меня всем этим заниматься?

Поль уже давно начал распаковывать чемоданы. У него чрезвычайно задумчивый вид.
Луиза встает и начинает прохаживаться по комнате, потягиваясь и радуясь всему, что она видит вокруг себя.

Луиза (взяв что-то в руки). Смотри-ка Поль… А я уже про нее и забыла… Вот что значит неделю не быть дома… Ой, сколько пыли! Да… Похоже, тебе тут одному не справиться… Придется помочь… А ты и рад! Или нет? Молчишь? Эх… А это что? Поль? Когда мы это купили, я не помню? А… Вспоминаю, да-да, это было в прошлом году… Точно!

Поль вдруг кричит.

Луиза (испуганно). Что с тобой? Что-то пропало, да? Я так и знала!
Поль (возбужденно). Я вспомнил!
Луиза. Что ты вспомнил?
Поль (пританцовывая и напевая). Я вспомнил! Я вспомнил!
Луиза. Да скажи, наконец, о чем ты!
Поль (успокаиваясь; тем не менее, торжественно). Я вспомнил, где я его видел!
Луиза. Кого его?
Поль. Того мужчину из поезда.
Луиза. О нет! Ты опять за свое! Ну и где же ты его видел?
Поль. Помнишь, в прошлом году нас вызывали в качестве свидетелей по делу Матье?
Луиза. Еще бы! (С невыразимым презрением). Они меня допрашивали!
Поль. Вот-вот… Так этот мужчина был там главным подозреваемым!
Луиза (кажется, она вспомнила, поскольку сразу же поменялась в лице). Боже мой! А ведь ты прав! Как же я его сразу не узнала! Теперь я вспоминаю… Да, я прекрасно помню, как, увидев его, подумала про себя: «Какое у него страшное лицо! Настоящий убийца!»
Поль. А я запомнил, как он в конце заседания сказал: «Я скорее сдохну, чем признаю свою вину!» Он так и сказал: «сдохну!» И ведь его оправдали!
Луиза. И с этим человеком мы ехали в одном поезде! (Очень испуганно). Мама!

Луиза подходит к Полю и прижимается к нему. Поль обнимает Луизу.

Луиза. Никогда больше не поедем поездом! (Пауза). Поль! Нам срочно нужен свой собственный автомобиль!
Поль (успокаивая Луизу). Конечно же, мое сокровище! Конечно… (Пауза. Другим тоном). Но что он делал в поезде? Куда он направлялся?

Гаснет свет.

Сцена пятнадцатая

Зажигается свет.
На сцене ничего нет.
Слева на сцену неторопливо заходит Альбер.
Подходя к середине сцены, он достает из внутреннего кармана черные перчатки и надевает их на руки. Следующим жестом он достает из-под пиджака пистолет. Альбер проверяет заряд, снимает пистолет с предохранителя.
Затем он задумчиво, поднимает пистолет, и опирается головой на дуло. В такой позе он стоит некоторое время, потом опускает пистолет и быстрым шагом устремляется к правому выходу со сцены.
Гаснет свет.

Сцена шестнадцатая

Эта сцена в точности повторяет первую сцену первого действия вплоть до выстрела.
Итак, после того, как прозвучал выстрел, и сцена окрасилась в красный цвет, мы, через некоторое время, видим, как с правого края сцены, спиной вперед выходит человек.
Этим человеком является Анри Лаваль.
Он выглядит абсолютно растерянным и испуганным. Он то начинает ощупывать руками себе дорогу (ибо он продолжает идти спиной вперед), то хватается руками за голову.
Таким образом, он доходит до столика, на котором стоит телефон.
Непрерывно глядя в правый край сцены, Анри дрожащими руками берет телефонную трубку и набирает двухзначный номер.

Анри (через некоторое время). Алло? Полиция? Человек покончил с собой!..

Анри замирает с прижатой к уху трубкой.
Начинает играть музыка, гаснет свет.
Затем свет снова зажигается, и на сцену по очереди выходят артисты.
Они улыбаются, кланяются, принимают цветы и хлопают в ладоши.

Занавес.
Back to content | Back to main menu